Танго глазами дилетанта: первые шаги (продолжение-2)

Бамос. Это таинственное испанское слово, которое то и дело употребляют заезжие аргентинцы на семинарах танго, как мне объяснили знающие люди, значит что-то типа «давайте», «начнем», «приступим», «поехали». Бамос, что ли.

Я пытаюсь сохранить в своих записях какую-то логику. Но она от меня предательски ускользает. Мне вообще кажется, что предательское ускользание – это одно из следствий танго, или признаков его, или условий. Точно сформулировать не могу, но вот появляется танго – и начинается предательское ускользание всего и вся. Пола из-под ног. Партнерши из рук. Привычных представлений о жизни из головы. Логика, видимо, тоже повинуется этому процессу.

Насколько я помню сам, моей первоначальной идеей было рассказать о начале движения в танце. Имеется в виду совместное движение пары по танцполу. Но до этой точки я никак не доберусь. Потому что то и дело выясняется, что прежде чем начать совместное движение по танцполу, нужно совершить еще какое-то количество важных действий. И двигаюсь я от этой точки не вперед, вслед за первым шагом, в поток танца, а назад, в процесс подготовки к этому шагу,  в мир хаоса и собирания себя в кучку.

Кажется, ближайшая точка на этом пути – выстраивание объятия. Чтобы его выстроить, надо сначала выстроить свою постуру. Это шо такое? Как ее выстраивают? «А вот так», — отвечают педагоги, и показывают на себе. И призывно смотрят: ну как, могешь так? Мне лично показать – мало, хоть я и обезьянничаю неплохо. Мне бы еще бы объяснить бы. Развернутее всего словами объяснил мне про постуру Роман.

Романа я углядел на милонгах. Если среди читателей есть те, кто танго не танцевал, то нечего стесняться, возьмите и спросите, что такое милонга. Я вот долго стеснялся и не спрашивал, кивал головой с видом понимающего – да-да, конечно-конечно, милонга-милонга. Кто ж не знает этого простого и распространенного испанского слова? Это на самом деле место, где танцуют танго (какой-нибудь ресторан, бар, клуб, где есть танцпол) – и одновременно процесс танцевания в этом месте. Вечер танца. Бывает и ночь танца. Бывает и день, но реже. Утро – совсем редко. По утрам настоящие тангерос(ы) спят. А ненастоящие едут на работу, засыпая на ходу и едва слышно матеря ночную милонгу, которая была накануне и отъела от сна несколько часов. Ничего не поделаешь, милачки. Попал в танго – не плачь. Работа не волк, никуда не денется. А вот милонга прошла – и нет ее. Хватай, не пропускай!

А еще милонгой называют разновидность быстрого танго. Это супер-танец. Невозможно усидеть на месте, когда играет милонга. Невозможно не улыбаться до ушей, когда кто-нибудь отжигает милонгу мастерски. Если вам плохо, запустите ролик с милонгой, их полно в ютубе — вам станет еще хуже. Но не потому, почему было плохо раньше, это все мигом улетучится. А потому, что вот эти люди где-то там такое выделывают ногами, а вы тут сидите и тухнете. И не учитесь этому, черт возьми. Или мало учитесь. И вообще-то могли бы уж чего-то освоить, потому что посещали семинар по милонге. И даже не один. И не два. Но ничего не освоили и не отработали. Потому что всегда так, у меня всегда так – никогда ничего не получится, нечего и браться… вот они – они, конечно, да… а вот я – я-то уж, конечно, нет… Далее подставляйте свои диалоги между вашими субличностями.

Так вот, Роман. Его я углядел на милонгах (в первом значении этого знакомого уже теперь вам испанского слова). Меня захватили его уверенные, четкие, сильные движения, очень динамичные и точные повороты и то самое, что, как выяснилось потом, и называется постура. Короче, все то, чего у меня не было и в помине. Конечно, Романа я разыскал и напросился на урок. Начался урок как раз с постуры. «Стопы тяжелые, бедра стекают вниз, вот здесь вот (так было обозначено все мягкое, что ниже ребер и выше сами догадайтесь чего – прим. авт.) вбираешь все в себя, грудь на вдохе вперед и вверх, плечи как будто вешаешь на вешалку и расслабляешь. Под мышками как будто держишь по апельсину, а руки впереди так, будто в них большой-большой шар. Понятно?» Понятно, а чо тут, конечно, понятно, тут стекает, там апельсин… плечи на вешалке… И ни в чем, как говорится, себе не отказывай…

Впоследствии я услышал еще несколько образных советов по поводу постуры и разных тангодвижений. Многие из них противоречили друг другу, но это для танго нормально, когда один препод говорит о том же самом нечто противоположное тому, что говорил другой. Я выяснил, например, что апельсин (вариант – яблоко) должен быть не только под каждой мышкой, но и… «там» («Где там?» — «Там. Тебе рукой что ль показать?» — «Ой, не надо, я понял»). Что живот надо как будто застегнуть на молнию. Что женщиной в танце можно управлять вполне сносно, если представить себе садовую тачку. Что про тачку полная чушь, тачка тут ни при чем, тачку толкают, а женщину не толкают, а бережно несут, как большое блюдо. Что в центре моей груди фонарик, которым я показываю направление движения. Что нет, ни фига, никакой не фонарик, кто сказал такую глупость, не фонарик, а нос корабля – в моей груди нос корабля, понимаете?.. Что, ведя на очо назад (это фигура такая, в ней партнерше приходится очень изящно поворачивать попу, которую в одних танго-школах стыдливо называют почему-то «бедра», а в других более конкретно «жопа»), я должен представлять, что обхожу столб и как бы из-за него выглядываю на свою даму – ау, ты там как, бедра свои довернула? Что ведя даму на очо кортадо (не путайте с просто очо – будет беда, неизвестно, пойдет ли после этого с вами дама танцевать еще раз!) нужно выдвинуть ее вбок таким движением, каким выдвигают ящик комода – и тут же задвинуть, пока она не пошла гулять дальше (кортадо – это, собственно говоря, значит прерванный – по крайней мере, я так запомнил). Что еще в какой-то фигуре, название которой я произнести боюсь, потому что запутаюсь, я должен пробираться вдоль дамы так, как будто обхожу кактус (поскольку я повернут в этом момент к этому кактусу тем самым там, где у меня апельсин, чувства, обуревающие меня во время означенного прохода, очень волнительны). Короче, я много чего узнал.

Образные объяснения реально помогают. Например, от Вили (ей нужно будет посвятить отдельный сюжет, что я и сделаю со временем) я услышал интересную штуку про крест в салиде крусаде. Салида по-испански – выход, это такой выход из цепочки шагов, когда дама в финале очень красиво ставит ножки крестиком, одну не рядом с другой, а перед другой накрест. Такой очень дамский и очень испанский жест – еще бы руки в боки, но они, к сожалению, заняты партнером, а то бы точно была картина встречи в дверях подгулявшего супруга. Как нам объясняла Валя, дама встает в этот крест, когда чует, что партнер как-то решительно идет слева от нее. Этот уход мужика налево пресекается почти прыжком партнерши, загораживающей мужику путь решительным крестом. Очень мне это объяснение понравилось – но вот беда: с кем я этот стремительный проброс влево с намеком на то, что щас уйду, ни проделывал, никто мне дорогу крестом не загораживал. Семенит себе моя партнерша рядом – и все. Ни ног крестом, ни руки в боки. То ли не так уж дама мной дорожила («иди-иди, милай, да и господь с тобою»), то ли понимала, что никуда я на самом деле не денусь – я ж ее в руках держу, да и она вцепилась, какие тут гулянки налево? Я ужасно переживал – чего это дамы в крест не встают? Им же положено?

Только от Вили я узнал, что не дама в крест встает, а даму в крест ставят. Без этого она ни-ни. Опаньки. Значит, это я иду налево – и я же дамой себе дорогу должен загородить? Что я говорил в самом начале про логику? А, теперь понимаете меня? Ладно, пусть будет так. А как же даму в крест ставят? Как же дать ей понять, что она должна не параллельно мне двигаться, а все-таки на мою траекторию вбок перескочить? И тут Виля дала мне в руки ключ от дамы и от салиды крусады: «Помнишь памятники Ленину? Он еще руку все время протягивает вперед – «Коммунизм – там!» Вот и ты так даме покажи аккуратненько – коммунизм, мол, – там!» И она двумя вытянутыми впереди руками очень плавно и изящно чуть-чуть повела налево, как бы поднос с чашками кому предлагая… А в руках-то на самом-то деле не поднос будет, а дама… Мне стало так смешно, что я штуку эту запомнил и применял потом много раз. Срабатывает почти стопроцентно.

В детстве я читал книжку про какого-то бестолкового бойца-парашютиста, который чуть было не сорвал показательные прыжки, потому что никак не мог понять, за какую стропу потянуть, чтоб не грохнуться на головы приехавшим на смотр генералам. Тогда отчаявшийся командир вместо всяких терминов, которые орал этому бойцу в какие-то там мегафоны, завопил: «Вытри нос!» Это неуставное приказание означало на их негласном тренировочном языке, что надо было протянуть правую руку и слева потянуть какую-то определенную стропу таким движением, как будто нос рукавом вытираешь. И тут впавший от терминов в ступор боец ожил, «вытер нос» — и все получилось. Танцующие со мной дамы, знайте, что когда вы встаете в крест по мановению моих рук, вы почти попадаете в коммунизм. То есть в рай. Спасибо Виле.

О постуре договорим в следующий раз. Если придется.

 

Статья взята из этого замечательного блога.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s