Танго глазами дилетанта-5

Последняя моя запись о танго заканчивалась на таком видении: партнер успокаивается, выдыхает, расслабляется… И не после танца или всей милонги, когда дело сделано и можно зализывать раны или рисовать на фюзеляже новые победные звездочки. А в самом что ни на есть начале.

Еще недавно эта мысль меня бы удивила своей нелогичностью. Это я сейчас такой умный и знаю, что без выдохнуть и расслабиться не получится ни объятия, ни танца (Виля бы тут же добавила – и без вдохнуть потом не получится, и без выдохнуть снова, и без снова вдохнуть… без «не забыть дышать» ничего не выйдет)). И то удается мне это с десятого раза на одиннадцатый… А поначалу я даже и не знал об этом. А знал совершенно о другом. О том, что в объятии партнер должен быть твердым, упругим, несгибаемым, как… как… Ну в общем все такое типично мужское и мужественное, что телесно воплощается сами знаете где и как, на уровне метафорическом дает много разных коннотаций и оппозиций. И много каких формирует представлений, образов, легенд, мифов, ожиданий и разочарований.

Короче говоря, если ты чисто конкретный мужик, то ты должен так даму обнять, чтоб она почуяла, что ты чисто конкретный мужик, а не манная каша. А чисто конкретный мужик не должен расслабляться и выдыхать, иначе он сдуется и опадет, как… как… Ну в общем как все такое типично мужское и мужественное, что совершенно немужественно сдувается и опадает в ненужные моменты и сильно разочаровывает заинтересованные стороны.

Значит, так, думает партнер, надо вдохнуть, увеличить за счет этого объем грудной клетки, напрячь все мышцы, как культурист на подиуме, и тоже от этого раздуться (заодно и другие самцы будут устрашены) и в таком вот раздутом виде подойти к даме и ее сграбастать и прижать. Особенно эффектным должен быть бицепс левой руки – он как раз на виду, нужно соорудить из него бугор, это для смотрящих извне, чтоб в зависимости от гендерной принадлежности воздыхали (ж) или обходили стороной (м). Для дамы же, которая внутри объятия, знаком силы и мужественности будет правая рука, которую партнер кладет на ее спину. Ее тоже нужно напрячь, чтобы всей спиной партнерша чувствовала железные жилы и крепкую хватку чисто конкретного мужика. Этой рукой нужно прижать партнершу к себе. На передней поверхности партнера тоже есть много разных мышц, которые о многом могут сигнализировать – пусть дама их почувствует. Особенно такую типично мужскую и мужественную мышцу, которая… которая, ну в общем, которая. Тут ставлю точку, как принцесса, которая так невинна, что ей бы лучше помолчать, пока не ляпнула чего.

Кстати, тема разных мужских мышц, их влияния на партнершу в частности и на весь танец в целом периодически всплывает в танго-обсуждениях. И тянет за собой разговор о танго и сексуальных контактах и переживаниях людей. Один темпераментный индиец, у которого я учился в Париже французскому языку (не спрашивайте, почему такая странная комбинация, сам не понимаю) выкатил на меня полные удивления глаза, когда услышал, что я занимаюсь танго и уехал из Москвы, оставив там жену, которая тоже занимается танго. «А в чем проблема, месье? – А в том, что танго это не танец. – А что ж это? – А это разновидность секса. – Вы так полагаете? – Яне полагаю, я знаю. В молодости я много танцевал. – Ну и? Просветите меня. – Что ну и? Чего тут непонятного? Вы видели хоть раз, как именно танцуют танго? Как там обнимаются? Ах да, я забыл, вы же сами танцуете… В общем, я лично ни за что не оставил бы свою жену в Москве танцевать танго без меня. Вы, кстати, не хотите позвонить своей жене? Спросить, как дела, где она сейчас?.. Кстати, что-то давно я не звонил своей жене. И она мне тоже. Где бы она могла быть?..» И индиец стал судорожно искать свой мобильник. По его движениям я понял, как много  всего разного связано с танго в его жизни… Обо всем этом разном нам предстоит поговорить тоже. Но не сейчас. Сейчас вернемся к раздувшемуся на манер индюка партнеру. А то ему на самом деле стоять в такой позе очень неудобно.

Я не сразу понял, что это вот жесткое и крепкое объятье на самом деле псевдомужественное и правда совсем неудобное и негодящее для танца. Почему ж я в него вставал? Бицепсов особых у меня нет, раздувай не раздувай, сложение астеническое, костей больше, чем железных жил. Я не для того, чтобы казаться чисто конкретным мужиком даму крепко жал. Просто как-то так сравнительно и бессознательно я скорее ощущал, чем понимал, что мне сейчас предстоит передавать даме информацию о своих намерениях. Без слов. А информация лучше передается через что-то собранное, плотное и жесткое, чем через расслабленное. Ну вот положите рядом палку и такой же длины кусок веревки. Подвигайте один конец палки и один конец веревки вправо-влево. У какой из этих штук другой конец тоже задвигается? Конечно, у палки. Потому что она твердая. А веревка где-то там в середине или даже раньше импульс глушит, вялая она потому что, веревка эта. И вот так вот мне сравнительно ощущалось, что в объятии я не должен этой веревке подражать. Руки мои должны быть не как веревки, иначе какой же это телеграф? Какая телеграмма дойдет по веревке? В крайнем случае, железная проволока нужна…

В результате я себя с самого начала сам превратил в палку, которая мне нравилась больше, чем веревка. Руки-палки. Корпус-палка. Шея деревянная. Голова – чурбан. Здравствуй, дерево, короче говоря.

В результате вместо передачи информации началось ее блокирование. Прежде всего потому, что информации я давал слишком много. Мне казалось, что если я своими руками-палками не буду даму поворачивать, то она и не повернется. Мне казалось, что если этими негнущимися руками даму в хиро не толкать, то она и не пойдет. Мне казалось, что если ее на очо вперед не тянуть, то она ничего и не сделает.

Кроме того, информация передавалась слишком жестко и напористо. И жесткость становилась главной информацией — на самом-то деле. Ощущение от этой жесткости подавляло все иные ощущения и блокировало все иные сигналы. Получается, вместо того, чтобы говорить даме о своих намерениях относительно направления и характера движений, я все время ей своим объятием твердил: «Я твердый. Я мужик. Я жесткий. Я мужик. Я крепкий. Я мужик…» Очень содержательный танго-разговор.

И в итоге вместо удовольствия от своего гендерного соответствия стереотипу твердой мужественности я получал неудобство позы (плохо жить негнущемуся буратинке) и постоянные реплики от моей бедной дамы: «Не дави на спину, я тебя прошу. Не толкай меня, я сама пойду. Не надо так сильно показывать, я уже все поняла. Не сноси меня с оси. Расслабь руку и т.д.» Как я ей благодарен за эти самые реплики, которые на занятиях совершенно выводили меня из себя, потому что казались мне покушением на мою мужественность. Я тут весь из себя раздулся, укрепился и отвердел, между прочим, для твоего ж удобства, а мне этим в нос тычут! А сама-то!

От тех дней в моем теле остались многочисленные запомненные затыки, с которыми ужасно трудно бороться. Например, так и не расслабившееся правое плечо, которое никак не хочет открываться, а стремится закрыться. Потому что одеревенело раньше, чем начало жить и расцвело. Вообще так много сразу всего деревенеет у новичка всерьез и надолго, что реанимировать его очень трудно. И спасибо, спасибо, спасибо сразу всем терпеливым партнершам в целом и моей самой терпеливой постоянной партнерше в особенной частности за эту постоянную реанимацию, размораживание, раствердевание.

Это не есть работа против мужественности. Это есть работа против замороженных и одеревеневших о ней представлений. Нежность и гибкость – это тоже мужское. Мягкость – почему нет? И расслабленность тоже, от которой короткий мостик до спокойствия и уверенности. И вообще как прекрасно, когда мужчина дышит, цветет и поет, нет разве?

У меня был мануальный терапевт, который периодически разминал и собирал заново все мои закрюченные городской жизнью суставы. Однажды, в один из таких собирательных циклов, на сеансе типа пятом-шестом, он, колдуя над позвоночником в районе поясницы и тем, что пониже спины, что-то там мягко куда-то потянув и вправив, вдруг сказал удовлетворенно: «Таз запел!» Мама дорогая, как поэтично! Это чего вот такое – «таз запел»? А вот то, что был он жесткий и заблокированный, а теперь стал подвижный и живой. Задвигался, зажил. Запел, зараза!

Я вот тоже в какой-то момент запел, танцуя танго. На манер этого таза. Но очень нескоро. И только после того, как выдохнул, расслабился и успокоился.

Закончу на сегодня на той же точке, с которой начал. Так и никуда не продвинувшись. Если что, танго это танец по кругу. По вечному кругу…

Статья перепечатана из этого замечательного блога.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s