Танго глазами дилетанта-8

Тут меня озадачили таким наблюдением – все значимое про танго у меня от женщин идет. Валя, Виля, Вероника, Мила, Нана, еще Машка-взрыв-мозгов, о которой напишу обязательно… Моя прекрасная партнерша… Одни женщины в моих записках. А о ком из мужчин я успел рассказать? Только о Романе. Да еще об инкогнито в клетчатой кепке – но как-то так неласково получилось, что поклонницы его на меня обиделись письменно и устно. Так где ж в моих текстах мужчины? Значимые для меня мужчины? Интересные для моих читательниц мужчины? Где они, спрашивается? Дайте мужиков!

Отвечаю.

Во-первых, мужчина в танго приходит встречаться с женщинами. И все мои основные встречи в танго – именно с ними. И смотрю я — на них. А мужчины – они соперниками оказываются. И чего мне на них смотреть? Ладно, это я отчасти вру. Не соперники они мне. И на них я тоже смотрю, хоть и меньше. И даже влюбляюсь в некоторых. Вот в Найджела же влюбился  — и теперь исправно читаю его фейсбук, хоть он и по-английски, а я по-французски могу только. И в Йошу влюбился. И его фейсбук тоже читаю, хоть он и по-немецки. Они такие разные, Найджел с Йошей: один большой и корпулентный, но такой пластичный, что я просто не могу. Другой худой и стройный, но такой гибкий, что я просто не знаю. На одного смотрю – мама, я тоже так хочу танцевать. Но и на другого взгляну – и тоже так же хочу. И вот чего мне теперь делать с этими значимыми для меня мужчинами?

Во-вторых, писал же я о Романе. И еще напишу. Значимый? Значимый. Есть? Есть. И наш, тутошний, не иностранский. И фейсбук по-русски. И уроки у него можно брать. И нужно. И возьмем. И не только о женщинах, выходит, я пишу.

В-третьих, есть Сема. Сема – это песня. Это удивительный человек с очень мягкой щетиной, весь длинный и как будто струящийся, как приречная ива, с доброй улыбкой и разными примочками. Он тонок первой тонкостью ветвей, его глаза прекрасно-бесполезны. Он дух подземной танго-студии. Он поет. Он колдует. Он шаманит. Он диджеит. Он видит мир сквозь объектив своей фотокамеры и еще через тысячи каких-то незримых мне объективов. Он на первом и единственном нашем с ним уроке сразу и в лоб задал мне самый главный вопрос. Можно сказать, основной вопрос танго-философии.

Вот какой, с вашей точки зрения, основной философский танго-вопрос? Вы бы что сами первым делом спросили у человека, который пришел к вам заниматься? Можно пока подумать, а я еще о Семе чуть-чуть скажу, чтоб не сразу его вопрос выдать. А вы потом свой вариант с Семиным сравните.

Сему я выбрал потому, что он высокий. Такой же, как я. У высоких партнеров в танго немало проблем. Сутулые плечи. Высокая парусность – сдувает нас с оси. Неумение правильно соотнестись с ростом партнерши. Одна дама однажды сделала мне такой комплимент: «Мне нравится, что вы высокий, но при этом не нависаете сверху надо мной. А просто ведете, как будто вы не высокий». Сема, спасибо. Это она тебе сказала. Ну и еще Миле, потому что когда я над ней вот так навис, она меня остановила и выправила. И вообще посоветовала как-то так даму снизу, что ли, подбирать, как на блюдо, а не вешаться на нее. Я и стал после этого подбирать даму на блюдо. Но сегодня речь не о женщинах, которые меня чему-то учили. Мила, прости: сегодня спасибо Семе. Сема, спасибо еще раз. Ты закрепил то, что мне сказала Мила.

Сема, как мне показалось, нашел при своем росте разные штучки для танца, которые облегчают жизнь. И вот я решил к нему за этими штучками прийти. Чтоб поделился. А он с порога огорошил меня сущностным вопросом: «Ты зачем танцуешь танго? Что ты, танцуя, хочешь рассказать?» Так меня не спрашивал никто. Поэтому я не нашелся что ответить.

На самом деле, спросил он это не сразу. Для начала он предложил мне его провести.

Надо сказать, что в моей танго-жизни есть две интересных и волнительных ситуации, в которые я попадаю редко, но метко. Это когда ведут меня. И когда я танцую с мужчиной.

О «когда ведут меня». Это обязательно иногда нужно делать партнеру – вестись. Превращаться в партнершу. Понимать ее состояние. Ее движения. Чувствовать себя – в объятьях как бы самого себя и примерять на себя как бы свое же объятье. А еще отключать мозги. Забывать о фигурах. Слушать всем телом, существом своим – но не революцию, как предлагал нам товарищ Блок, а партнера. И после танца пытаться вспомнить, что же было станцовано – и не мочь вспомнить. Короче, попадать в поток. И вообще.

Мне так нравится вестись, что я всегда боюсь в этом признаваться. Хотя чего в этом такого стыдного? Почему за рулем пары должен быть всегда мужчина? Я вот в машине всегда – пассажир. Потому что не вожу. Не имею ни прав, ни права по причине выпадения правого поля зрения после инсульта. И всегда радуюсь, потому что ума не приложу, как моя жена, она же шофер, уворачивается от всех набегающих отовсюду машин, неожиданно возникающих столбов и отбойников. А в танго-паре я – водитель. А мой шофер в танго-паре становится ведомым. И это мне приходится прокладывать путь через все завихрения танцпола и следить за трафиком. Меня эта роль всегда вгоняет в стресс. Как если бы я сел за руль и выехал на дорогу. А роль ведомого меня успокаивает. Делать и решать ничего не надо. Полный кайф. Короче, я люблю вестись. Бейте меня за это.

Вести тебя может кто угодно – хоть мужчина, хоть женщина. Тут важна не генетическая гендерная принадлежность, а функциональная. Вот если рыбка плавает в речке, то она генетическая рыбка и функциональная рыбка тоже. И птичка в гнездышке – генетическая птичка и функциональная. Но вот если в гнездышке почему либо окажется рыбка, то генетически она рыбкой и останется, а функционально превратится в птичку. Понятно я объяснил? Понятно, что я в функциональную партнершу превращаться люблю? Раз в сто лет.

О «когда я танцую с мужчиной». Тут  история другая. Не надо опять писать о ранних танго-временах, когда это был танец мужской. Сейчас мужчина плюс мужчина в танго – это такая же экзотика, как мужчина плюс мужчина в жизни. И вообще в танго столько девушек, что странно даже было бы предполагать, что найдется время на кого-то однополого. Но вот в учебных ситуациях ты неизбежно оказываешься с мужчиной в паре – хоть в роли функционального партнера, хоть в роли функциональной партнерши. И начинаешь в любой из этих ролей сталкиваться как бы со своим половым альтер-эго. Это как зеркало – но подставленное не твоей функциональности (партнерскому в тебе), а твоей генетичности (мужскому в тебе). И это тоже очень сильное ощущение – танцевать с мужчиной. Здесь ты начинаешь ощущать те эманации и флюиды, которые исходят от мужчины как такового. Ты немножечко в такие моменты смотришь на мужское со стороны женской. Полный кайф. Люблю я и это. И за это меня бейте.

Так вот, Сема. Сема сказал – проведи меня. Я воспринял эти слова буквально и провел его. То есть всю мелодию шел прямо на него прямыми шагами, ведя его по кругу. Мы просто шли. Сема иногда улыбался. Как мне казалось, иронически. Я решил, что если ему чего не так, то скажет. Он ничего не сказал. Когда музыка кончилась, он спросил: «А почему ты решил идти просто шагами?» А черт его знает. Он же сам сказал – проведи. Вот я и…

А вообще-то водить можно как хошь. Это я после его вопроса сообразил. И во время следующей мелодии старался делать все, что знаю, кроме простых шагов. Все очо и хиро, какие успел выучить. Все ганчо. Все повороты по линии танца и против нее. Даром только пальцы не загибал, считая. Пусть Сема знает, как много я умею, и восхитится. Мол, так мало танцуешь, и так много умеешь. Сема не восхитился. А сказал совсем странное: «Когда мы просто ходили, мне понравилось больше. Гораздо больше». Вот те на! Почему?

Вот тут Сема и спросил, а чего я хочу танцем сказать? Потому что танец – разговор. Разговор пока еще на иностранном языке. А в языке есть слова и грамматика. И их надо учить. И применять зачем-то, а не просто так.

Когда я стал танцевать все фигуры, я как бы стал кидать в бессмысленную кучу все слова, какие знаю. Стол. Потолок. Я. Хорошо. Завтра. Белый. Бежать. И так далее. О чем получился разговор? Ни о чем. Разрозненные слова. Никакой грамматики. Смысла ноль.

А когда я просто шел, я говорил фразу. Пусть это была короткая фраза, даже одна и та же, но фраза. Со смыслом. «Я с тобой. Я с тобой. С тобой я, с тобой. Я – с тобой».

И Сема стал эту фразу показывать, танцуя. Это было совсем необычно. Танцевать фразы и отдельные слова. Пытаться из танца сделать разговор. Пытаться слова соединить грамматикой и наполнить смыслом. Так танцевал Сема. И так хотел, чтоб танцевал я.

«Когда ты делаешь любое движение, ты должен знать, что оно значит, что ты им говоришь, про что оно. Когда ты шел на меня, просто шел – я знал, про что это. А когда ты выделывал свои фигуры, я перестал понимать, про что. Потому что ты сам не понимаешь, про что. Вот про что у тебя шаг в сторону?»

О господи! Я-то откуда знаю, про что?! И, кстати, про что же такое у меня был шаг вперед, который он понял? А мне теперь кто-нибудь разъяснит? А про что могут быть все другие фигуры, которые я бессмысленно выделывал? Которые я бессмысленно изучал?

Так говорил со мной Сема, ходя из угла в угол, волнуясь и подбирая слова. Так говорил со мной Сема про танго, которое тоже разговор. Никаких штучек он мне не открыл. Ни про какой высокий рост секретов не выдал. Но именно после Семы я очень сильно задумался о новом для меня иностранном языке и стал постоянно спрашивать себя – а про что я танцую сейчас? А про что будет мой шаг в сторону?

И когда он оказывается про что-то, я очень радуюсь.

Роман и Сема — это не все значимые для меня мужчины в танго. Есть и еще. Просто объем моего текста подбирается к десяти тысячам знаков. А я решил его не превышать. А то еще сочтут болтуном. И так все симптомы налицо.

P.S. Но значимых женщин все-таки для меня в танго больше 🙂

 

Статья перепечатана из этого замечательного блога.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s