Танго глазами дилетанта –10

В продолжение темы фламандских старушек, слушания и практических выгод из него.

На другой милонге в Брюсселе я танцевал с другой старушкой. Уже не фламандской, но весьма колоритной. Пришел я первым в совершенно пустой зал. Добирался с какими-то такими трудностями, на какую-то такую окраину, что даже расстроился, никого не увидев – ну и чего ехал? И пошел с горя на кухню, которая при зале, напиться бельгийского пива. А когда вернулся, увидел, что какая-то тетенька в углу, наклонившись, переодевает туфли. Я тут же к ней, мадам, сильвупле, она голову подняла – мамочки, ей лет не знаю сколько! Очень-очень много лет ей. Это даже не бабушка, скорее пра. А я ее уже пригласил, выходит! И вот встала она, слегка пошатываясь, на свои подагрические ножки, оперлася на меня, как на клюку – и мы пошли в танец. Как бы в танец. Я понял, что моя главная задача – ее не уронить.  Потому что на ногах она держалась не очень твердо. Вот представьте, что вы ведете по больничному коридору давно лежащего в палате больного. Представили? А теперь представьте, что вы предлагаете ему сделать очо или хиро. Ну и?

А предлагать надо было. Ибо старушка уже успела мне сообщить, что танцует больше, чем я живу на свете. Что танец для нее – сорт наркотика. И вот получить свою очередную дозу она и приехала. Я ласково улыбался на все ее слова и повторял про себя как мантру: «Только бы не упасть! Только бы не упасть!» И еще почему-то в моей голове вертелось словосочетание «перелом шейки бедра». Ничего другого вообразить не получалось. Я ведь тоже вообще-то инвалид третьей группы, хоть на мне это и не написано. Но иногда меня самого в танце держать надо, потому что меня заносит с моим зрением и кружащейся головой. А тут вся ответственность на мне, ни на кого не переложишь.

И вот я так осторожненько-осторожненько, по-больничному ее веду. Шагнули? И ладно. Повернулись? И хорошо. Еще стоим? Чудесненько. Вот и музыка уже кончается, осталось чуть-чуть… И вдруг посреди третьего танца эта старушка останавливается, пристально смотрит на меня и говорит: «Вообще-то, молодой человек, вообще-то вы должны быть более энергичным! Plus energique!» И не просто так говорит, а даже как бы с возмущением! С тремя восклицательными знаками. Каково? Это, значит, я ее тут от переломов оберегаю, а она же и возмущается. Это, значит, ей plus energique надо. Я, можно сказать, уже скоро дипломированным санитаром заделаться могу по виртуозной транспортировке нетранспортабельных под музыку – и мне же – мне! а не ей самой! — чего-то тут не хватает! Погоди же, сейчас будет тебе plus energique!

Хорошо, что в той танде было четыре танца. На четвертом я выдал ей такой energique, что на ее месте я бы взмолился о пощаде. А чего, сама просила. Просила? Получи. После этого с сознанием выполненного долга я отвел ее на место в полной уверенности, что расстаюсь навсегда. Не тут-то было. Как только заиграла милонга, она сама подошла ко мне и спросила: «А вы милонгу танцуете?» Я-то танцую, но, мадам, это очень! быстрый! танец! Вы точно в курсе, что такое милонга? Она была в курсе.  Она танцевала больше, чем я живу на свете. И вот мы пустились оттяпывать милонгу.  Все четыре мелодии. И оттяпали. Energique, естественно. Потому что почему это я должен после выволочки помнить о ее возрасте?

Результат? Когда я танцевал с длинной эйфелевобашнеподобной девицей, моя старушка бросала на нас жгучие взгляды. А потом послала приключившуюся тут же россиянку сообщить мне, что если я все еще хочу узнать расписание автобусов, которые могут меня вывезти из этой дыры, то вот лично она могла бы, пожалуй, меня добросить до вокзала на своей машине, только если я еду без этой тощей девицы, которая и танцевать-то не умеет… Да, мадам, я, конечно, без девицы… Я, конечно, вижу ее в первый раз… Да, мадам, мы с вами, конечно, еще станцуем перед отъездом на вашей, мадам, машине… Да, так же enrgique, как и милонгу, не волнуйтесь… Что я делаю завтра?… А что? Ах, еще одна милонга?… В пятидесяти километрах от Брюсселя?.. Вы предлагаете поехать на вашей машине?… Да, конечно, я вам позвоню, если буду свободен (реплика в сторону: конечно же, я свободен не буду!)… Как вы искусно водите!..

Правду сказать, она неслась на вокзал, как Шумахер. Было понятно, что вот это «plus energique» составляет основу ее существования на земле – и это то, что она, как наркотик, ищет в танго… И что сама бы готова была выдавать всю жизнь, если б не возраст и подагра. Машина позволяла ей самовыразиться. Так же, как и танго. По дороге она мне пожаловалась, что танцовщики ужасно стали редки – в смысле танцовщики, которые это ее стремление жить и двигаться энергично готовы были бы разделить. Я, получилось, послушал ее и разделил. За что и пользуюсь благорасположением, экономя усилья для поездки на вокзал на общественном транспорте с пересадками. Мелочь, а приятно. Слушайте партнерш, короче говоря. И не суетитесь в самом начале танца. Партнершам это понравится.

Партнерши! Теперь к вам. Слушайте партнеров в начале танца (и потом тоже – но в начале особенно). И тоже не спешите никуда, ладно?

Когда-то, когда я был маленьким, мы часто ездили в байдарочные походы с большими дядьками и тетками. Это была разношерстная компания, любившая на природе выпить, спеть скабрезную песенку или рассказать соленый анекдотец. Иногда очень короткий. «Мадам, не суетитесь под клиентом!» — и все ржут. А чего ржут, я тогда не понимал. Чего тут смешного? Сейчас я уже большой дядька, любящий иногда на природе выпить и спеть скабрезную песенку. И анекдот этот понимаю. И с полным знанием дела хочу повторить: Мадамы, не суетитесь ни под, ни над, ни рядом! Партнерам это понравится.

Если кто забыл, речь у нас вообще-то идет о первых шагах танца. Проблема этих шагов для новичка еще вот в чем. На занятиях в танго-школе мы все время двигались по большому кругу. Наш танец всегда был линией, замкнутой в grand-rond. Мы всегда шли вперед. Я так себе геометрию движения и представлял – вперед и с песней. На милонге выяснилось, что двигаться вперед невозможно. Потому что везде затор, как в большой пробке. Только в пробке настоящей ты должен стоять на месте и пережидать. И все вокруг стоят. А в танго-пробке ты должен не стоять, а танцевать. На месте. Для меня это был ужас — все равно что как если бы мне сказали, что в пробке автомобильной в качестве обязательного условия все машины должны на месте ерзать, крутиться и всякие виражи закладывать. Представили себе такую пробку?

На первой же милонге я понял, что ничего не понимаю. Мое движение вперед по большому кругу невозможно. Потому что всё стоит – в смысле танцует, но стоит. Мое движение на месте невозможно. Потому что я не знаю, как его делать. Вот парочка впереди: уперлись лбами друг в друга и знай себе наяривают, ногами там всяко-разно туда-сюда, вертятся, крутятся, машут, чем машется – и никуда не движутся. И, судя по лицам, хорошо им, сердешным, как никогда в жизни не было. И не сойдут они с этого своего места ни за что, хоть стреляй. Ладно, крутитесь, машите, но мне-то что со своей партнершей делать? Мне-то как мимо вас пройти?

Когда я стал спрашивать о том, что же делать и как же выжить на такой милонге, бывалых и знающих, бывалые и знающие отвечали мне по-разному. Самая большая группа вообще не понимала, о чем речь. «Иди танцуй, если идти некуда, стой на месте и делай чего-нибудь, увидел дырку промеж пар – туда шагай, потом опять стой и делай чего-нибудь…» Другая группа советовала так: «Не бойся милонг, приходи, приглашай партнерш любого уровня и ходи простыми шагами». «Делай чего-нибудь» неизвестно чего, «ходи простыми шагами» в условиях, когда шагнуть некуда… Полезные советы новичку.

У меня сложилось впечатление, что эта проблема «танца на пятачке», как я ее называю, не осознается в полной мере преподающими танго (только без обид)). Иначе бы ее ставили сразу, на первых же уроках или на вторых, потому что с первых же уроков – ну или со вторых – нас уже гонят на милонги. И хорошо бы новичку рассказали и показали, что он может делать в плотном трафике не месте, когда еще толком ничего делать не умеет. То есть, преподавая, учитывали не только структуру абстрактного танца и ту или иную последовательность наращиваемых фигур и движений, но и реальные потребности новичка, которому вот уже завтра на милонгу, в объятие, к партнерше, в турбулентные токи гендерных игрищ…

Первым, кто отнесся к моей беде всерьез, был аргентинец Эрнесто Кармона, чей семинар мы, невзирая на свою зеленость, посетили в Москве. Он показал мне, кажется, куниту – от испанского куна, колыбель. Это когда ты ногой идешь, как обычно, вперед, но вес не доносишь – и тут же назад возвращаешься. Я знал, что эта штука применяется для экстренной остановки, чтоб партнершу никуда не врЕзать, если вдруг это «никуда» внезапно перед ее спиной возникло. Так я и сказал Кармоне, когда он спросил меня, слышал ли я о куните. Маэстро посмотрел на меня с глубоким сожалением и изобразил своими руками, что укачивает младенца. Какое может быть экстренное торможение, когда ты качаешь ребенка, которого нельзя разбудить? Ты что, с ума сошел? Мягко, нежно, плавно, и не один раз, а много, туда-сюда, туда-сюда, как настоящую колыбель качаешь. И движешься с партнершей на месте по кругу. В одной люльке. Для танго-младенцев.

Некоторое время кунита меня спасала. Чуть что – начинаешь перетаптываться туда-сюда. И вроде тоже на месте стоишь, как большие. И танцуешь при этом. Главное, улыбаться сладко, как дитя в колыбели, типа как будто тебе очень нравится.

Но одной кунитой сыт не будешь. Нельзя же туда-сюда перетаптываться без конца. И не нравится тебе это уж прямо так сильно. Надо искать еще чего-то для выхода из ситуации. Тут на горизонте в нашей танго-жизни замаячили очо и хиро, а за ними в туманной перспективе – ганчо и болео. Одни только эти слова уже ласкали слух новичка. Но когда я смотрел на то, что этими словами обозначается, то тут же понимал, что я лично никогда так не смогу. И руки – в смысле ноги – опускались.

Во многом это происходило потому, что для новичка очень важно, как ему шаг или фигуру преподаватели показывают. А как их можно показывать? А по-разному. Например, так… Впрочем, оставлю это для следующего раза. Начала мигать красная лампочка, как на приборной панели авто: «Ваши десять тысяч знаков исчерпаны!..» Делать нечего, надо покориться.

Статья взята из этого замечательного блога.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s